Директор Института междисциплинарной медицины Алексей Данилов: «города и здания должны улучшать здоровье людей»

Я опаздывал на встречу – и нервничал. А два московских эвакуатора, ярко-зелёных, словно банки консервированного горошка «Бондюэль», неторопливо очищали Садовую-Черногрязскую от неправильно запаркованных в правом ряду авто, заняв вместе с надзирающим экипажем ГИБДД и соседний ряд. Но эту сцену можно было рассматривать и как иллюстрацию к теме, которую мы собирались обсуждать с моим собеседником.

Директор Института междисциплинарной медицины Алексей Данилов: «города и здания должны улучшать здоровье людей»

Представляю: Алексей Данилов. 50 лет. Доктор медицинских наук. Исполнительный директор Ассоциации междисциплинарной медицины, директор Института междисциплинарной медицины, заведующий кафедрой нервных болезней 1-го МГМУ им. И.М. Сеченова. Автор более 180 научных работ в российской и зарубежной печати. Член российской и международной Ассоциации по изучению боли. Область специальных научных интересов – патогенное или, напротив, целебное воздействие урбанистической среды на человека, его здоровье и психику.

— Есть точка зрения, что психические и соматические расстройства – это плата человека за цивилизацию, прежде всего за городскую цивилизацию. Городское население в мире растёт неудержимо. Значит ли это, что проблема будет только нарастать?

— Будет, если мы позволим. Современный город – не очень здоровая среда вообще, по многим причинам. Но удивительное дело: человечество уделяет сейчас растущее внимание защите природы или экономному потреблению ресурсов и энергии – и недостаточно задумывается о том, что ждёт его самого. Однако Земля и природа на ней, скорее всего, так или иначе, уцелеют, а вот человек может погубить себя – и вовсе не по причине исчерпания нефти или руды, а создав себе невыносимую искусственную среду обитания.

Взгляните на современную застройку. Мы окружены ею 24 часа в сутки. Я не архитектор и рассуждаю не как архитектор, а как врач-невролог. Меня интересует воздействие архитектуры на психику человека и через психику на его общее здоровье. Если рассматривать здание как визуальный объект, то этот объект может наблюдателя радовать, восхищать – а может вызывать негативную реакцию, подавление.

Когда человек испытывает восторг от созерцания чего-то, что ему нравится, в парагиппокампальной области мозга синтезируются эндогенные эндорфины. Они запускают в организме каскад биохимических реакций, укрепляющих нейро-иммуно-эндокринную систему. Красивое здание обладает целительным эффектом: это не метафора, а медицинский факт. А некрасивое, отталкивающее?

Директор Института междисциплинарной медицины Алексей Данилов: «города и здания должны улучшать здоровье людей»

Негативная реакция наблюдателя стимулирует в его организме избыточный синтез интерлейкинов. Они провоцируют хронические воспаления, гипертензию, инсульты, инфаркты. Ведь не случайно же во все века люди, которые могли себе это позволить, стремились окружать себя вещами, ласкающими взгляд: красивой одеждой, посудой, произведениями искусства. И зданиями, конечно.

— Но далеко не все наши предки жили в палаццо и замках, построенных по пропорциям Витрувия! Более того, все крупные города исторически были огромными клоаками: что Ниневия, что Рим, что Лютеция-Париж или Лондиний-Лондон…

— Да, именно, и как таковые являлись жуткими рассадниками инфекции. Каким был ответ человека? Нормы санитарии и гигиены. Они родились из эпидемий. Стали появляться нормы проектирования городов. Канализация, инсоляция, циркуляция воздуха. У нас сейчас это СНиПы, в других странах иные аналогичные законодательные уложения.

Правительства стали понимать, что если всё будет строиться по таким нормам, смертность от инфекционных заболеваний значительно сократится. Причём понимание это пришло сравнительно недавно: не ранее середины XIX века. Но в основном победив инфекционные болезни, человечество столкнулось с новыми факторами риска для здоровья.

На недавней конференции в Италии обсуждались две ключевые темы: салютогенный дизайн и здоровая урбанистическая среда. Я там делал доклад о влиянии городской среды на здоровье мозга. Раньше считалось, что сильный шум физически приводит к прогрессирующей глухоте, но можно посмотреть на явление и под иным углом: глухота – это так мозг защищает себя от повреждений, от звуковой перегрузки.

Все знают, что сильные и неприятные звуки будто толкают нас убегать, уходить из этой обстановки. Если этого не делать, повреждаются нейроны головного мозга. Результат – усталость, агрессивность, утомляемость. Нарушается деятельность ЦНС и высших функций головного мозга. При продолжительном воздействии повышается риск возникновения сердечно-сосудистых заболеваний.

Директор Института междисциплинарной медицины Алексей Данилов: «города и здания должны улучшать здоровье людей»

То есть ответ здесь очевиден: необходимо переходить к нормированию градостроительных решений с точки зрения их воздействия на органы чувств, на нервную систему человека.

Но есть и другая сторона проблемы: комфорт. Все любят комфорт. Но комфорт стал синонимом гиподинамии. Идеал – шевелиться как можно меньше. Пульт в руках позволяет управлять домашней техникой, не вставая с дивана. Лифт спускает нас прямо в гараж, чуть ли ни прямо в машину. На работе мы опять минимизируем каждое движение. Комфорт стал ятрогенным. Результат – избыточный вес, ожирение, диабет второго типа и другие неприятности.

Пытаясь компенсировать гиподинамию, человек идёт в фитнес-центр или начинает перемещаться по городу на велосипеде. Это всё искусственные меры по восполнению дефицита движения, а велосипед ещё и опасное мероприятие с очень сомнительным оздоровительным эффектом, если говорить о езде по городским магистралям: велосипедист поглощает гораздо больше вредных газов и пыли, чем автомобилист и даже пешеход, за счёт повышенной вентиляции лёгких под нагрузкой.

— Вы сейчас как будто описываете стандарт WELL…

— Да, это путь, которым идут разработчики из WELL Institute. Не случайно же мы наблюдаем известную конвергенцию WELL с другими стандартами сертификации зданий, прежде всего LEED, который всё активнее переключается с утилитарной экономии ресурсов на характеристики самочувствия и здоровья людей.

Американцы очень прагматично посчитали, что это ещё и экономически эффективно, если рассматривать сооружения на длине их жизненного цикла. Люди меньше болеют и лучше трудятся – а это выгодно. Поэтому здоровая офисная среда сейчас как концепция переживает бум во всём мире.

— По дороге к вам я проезжал мимо одного из самых, на мой взгляд, уродливых зданий в современной Москве, уродливость которого, по-моему, ощущаешь просто физически: бизнес-центра «Оружейный». Зиккурат, Мордор, Готэм-сити – как только его ни называют. Причём он построен вот только что. Это сразу рождает вопрос: что делать с уже существующими городами и как строить новые?

— Даже уже в условиях существующей застройки можно многое сделать для улучшения здоровья обитателей. Внедряйте эргономическую мебель: она помогает меньше уставать и лучше воспринимать информацию.

Профилактирование заболеваний за счёт организации внутренней среды – это обширное направление, которым занимается наш институт. Здесь и акустический комфорт, и световой комфорт. Биодинамическое освещение – оно меняется в зависимости от времени суток и времени года. Мы разрабатываем такую систему, которая позволяет менять температуру света в зависимости от утомлённости слушателей во время занятий. Потенциальные активные участники этих исследований – страховые компании.

Директор Института междисциплинарной медицины Алексей Данилов: «города и здания должны улучшать здоровье людей»

Но, конечно, новое строительство даёт гораздо больше возможностей для построения. Московская программа реновации – порядка 4,6 млн квадратных метров новой недвижимости по всем округам столицы, 2,6 млн квадратных метров до 2026 года. Это может стать ядом, а может лекарством, в зависимости от того, как подойти к делу. Будет жаль, если город упустит возможность строить не просто дома каких-то серий, а заранее, на этапе проектирования, оценивать, как будет чувствовать себя человек в этой проектируемой среде.

Это можно экспериментально проверить: по частоте сердечных сокращений, по кожно-гальванической реакции, другим критериям. Архитекторам их объекты всегда нравятся, но их восторг не всегда разделяют обитатели, вот в чём дело.

Например, нашу архитектуру долго и заслуженно ругали за серость и монотонность.

Колористический комфорт очень долго пробивал себе дорогу – но вот под Москвой теперь строят такие яркие дома, красные, оранжевые, зелёные. Хорошо? Сперва все радовались. Но по замерам оказалось, что эта дисгармоничная петрушка в таких пропорциях и сочетаниях оказывает раздражающее воздействие. Культура цветового воздействия требует взвешенных решений, а дизайнеры кинулись из одной крайности в другую. Было всё серое – получите взамен вырви-глаз. Так нельзя.

— Кто должен работать над новым здоровым обликом города? От кого должна исходит инициатива?

— Все вместе должны работать: политики, муниципалитеты, коммерческие организации, общественность. В Германии или Австрии, например, вы не увидите в городке, чтобы крыши были кто во что горазд: стальные, крашеные, медные, оцинкованные, шифер, черепица и так далее. Муниципалитеты не позволят. Такая пестрота вызывает чувство дискомфорта. В России это норма.

Я уже сказал о разработке новых стандартов визуального комфорта: кто-то должен это делать. Мы начинаем сотрудничество с МГСУ в этом направлении. С той же целью была создана Ассоциация строительных компаний «Тринити – город будущего»: чтобы собрать всех заинтересованных лиц, начиная от городских властей, застройщиков, проектировщиков, архитекторов, заказчиков – и всех вовлечь в проектирование.

Концепция построить такие города, сооружения которые будут удовлетворять и власть, и застройщика, и инвестора. Которые будут и экономически выгодные, и красивые, и здоровые.

Директор Института междисциплинарной медицины Алексей Данилов: «города и здания должны улучшать здоровье людей»

Но в принципе понятно, что если строить не в сложившейся городской среде, а на новом, свободном месте, то биофилический результат можно получить и быстрее, и проще. Скажем, проект эко-города Тарусы, которым занимается ваше Национальное агентство устойчивого развития: это может получиться интересный опыт. Для психологического комфорта людей культурная адаптация, культурный код места важны не меньше, чем геоклиматическая адаптация. В Тарусе это есть, и можно попробовать всё это использовать в сочетании в таком проекте будущего.

Мы также предлагаем, пока ещё не поздно, посмотреть с точки зрения здоровья и на концепцию «умных домов». Умные комфортные дома не должны служить просто демонстрацией возможностей современных датчиков и электроники: все знают, что они безграничны. Надо говорить не о smart доме, а о доме smart & healthy. Дом должен снимать стресс и радовать своего хозяина. Когда человек устал, дом почувствует это и изменит влажность и температуру в помещении.

Вентилировать комнату с тренажёрами иначе, чем гостиную, где сели играть в шахматы. Масса таких элементов может появиться в здании, важно чтобы они не просто экономили энергию, а улучшали функционирование людей, их умственную активность и здоровье.

По материалам: http://green-city.su