Руслан Губайдуллин: «Проблема мусора – новый вызов для экономики России»

Реформа отрасли обращения с отходами, которая началась в России 1 января 2019 года, призвана решить проблему незаконных свалок, ввести раздельный сбор мусора и значительно сократить вывозимые на полигоны объемы. Основные показатели реформы определены паспортом нацпроекта «Экология» — например, на переработку к 2024 году должны отправлять 36% бытового мусора, а на сортировку — 60%. Каковы итоги первого года работы реформы?

Руслан Губайдуллин

 

Руслан Губайдуллин,

исполнительный директор Ассоциации организаций в сфере обращения с отходами «ЧИСТАЯ СТРАНА», к.э.н.

 

Константин Майков

Константин Майков,

председатель совета директоров группы компаний «ЭКОМАШГРУПП»

 

 

Сергей Бодрунов

Сергей Бодрунов,

президент ВЭО России, президент Международного Союза экономистов, директор Института нового индустриального развития им. С.Ю. Витте, д.э.н., профессор

 

Бодрунов: Каждый год в России образуется около 70 миллионов тонн твердых коммунальных отходов, из которых примерно 60 миллионов тонн направляется на захоронение. В результате на свалках уже скопилось более 31 миллиарда тонн неутилизированных бытовых и 70 миллиардов тонн промышленных отходов, количество которых ежегодно увеличивается. Также растет число несанкционированных свалок. Изменить ситуацию призвана, так называемая, мусорная реформа. Первый год реформы обращения с отходами позади. О каких результатах можно сейчас говорить?

Губайдуллин: Мы, как специалисты, не используем слово реформа. Мы называем это создание новой отрасли, потому что её раньше не было. Сейчас вся страна поделена на 278 зон. В 245 зонах уже выбраны региональные операторы, 211 – заработали. Если раньше мэр города, глава района отвечал за это, теперь отвечает непосредственно губернатор.

Бодрунов: Скоро до правительства России и президента дойдем.

Губайдуллин: Реформа началась как раз с подачи Владимира Владимировича Путина. За нее отвечает Министерство природных ресурсов. Появился новый институциональный игрок – Российский экологический оператор. Всего 5-7% твердых коммунальных отходов идут на переработку – эти цифры пугают. И если бы оставшиеся 95-97% отправлялись на полигоны, а не на свалки… Это новый вызов для экономики. Потому что для решения экологических проблем, нужно в первую очередь смотреть экономическую составляющую. Во-первых, изменился состав мусора. Ещё 30-40 лет назад у нас не было такого количества пластика. Во-вторых, изменилось его количество. Огромное количество упаковки! А сейчас весь мир движется к принципу трёх R – reduce, reuse, recycle – это то, на чём стоит экология. Recycle – переработка, reuse – вторичное использование, reduce – сокращение потребления.

Бодрунов: Константин Михайлович recycle – ваша тема.

Майков: То, что везёт мусоровоз можно разделить на четыре больших потока. Первый поток – материалы, которые можно переработать. Например, из пластика сделать пластиковые бутылки, вёдра, лавочки, плитку. Бумага перерабатывается в бумагу, металлы – в металл, стекло – в стекло. Вторично перерабатываемые материалы составляют 20-30% в отходах в зависимости от региона. То есть, эти 20% нужно разделить как минимум на 30 фракций. И это технологическая задача, которая сейчас успешно выполняется.

Второй большой поток – это пищевые отходы, всё то, что может быть переведено процессом компостирования в техногенный грунт, в органику. Этого одна треть  от того, что везёт мусоровоз. На всех новых объектах сейчас будет вводится технология компостирования. Эти пищевые отходы не будут лежать на полигонах, образуя метан, возгорания, неприятный запах. Они будут компостироваться. Это серьёзный шаг.

Третий поток – это так называемая топливная фракция. То есть те материалы, которые имеют энергетическую ценность, но не могут быть переработаны. Например, стол. Здесь есть древесина, пластик, краска. Их не разделишь, не переработаешь. Это можно измельчить и сжечь в специальном устройстве. В Европе все цементные заводы работают на этом топливе. У нас в России пока только три европейских цементных завода работают на топливе из коммунальных отходов. Они взяли на себя такое обязательство раньше, чем появился нацпроект «Экология».

Итак, выходит, что на полигон отправляется 15-25% отходов. В целях нацпроекта «Экология» стоят примерно такие показатели, то есть захораниваться должно не больше 30% отходов. Технология раздельной сортировки и переработки – одна из самых эффективных в мире, и мы к этому идём.

Губайдуллин: Мусор – это проблема глобальная. В 1927-м году на планете Земля жило всего два миллиарда человек, сейчас более семи. В России мы сейчас переворачиваем мощный пласт. На Восточном экономическом форуме президент России рассказал, что в Московской области было закрыто 24 полигона из 39, введены мощнейшие комплексы. То, что вы сделали за этот год, мы в Японии сделали за семь лет – сказал тогда премьер-министр Японии. Я думаю, что эта оценка имеет значение. Но это не значит, что всё хорошо, есть много проблем. Сейчас в России активно развивается такой мощный финансовый инструмент, как расширенная ответственность производителей. То есть все те, кто производит продукцию или ввозит её на территорию Российской Федерации, закладывает в стоимость переработку. Она отчисляется в специальный фонд и уходит в субъекты. Потому что не все виды отходов имеют экономическую составляющую на то, чтобы её утилизировать.

Бодрунов:  Какие проблемы есть сейчас в реализации мусорной реформы? 

Майков: Сейчас по большому счёту нет глобальных проблем. Почему у нас ничего не работало раньше? Как было пять лет назад? Житель заплатил деньги за вывоз мусора. Управляющая компания многоквартирного дома взяла деньги, часть оставила себе, что-то отдала компании, у которой есть мусоровоз. Компания взяла эти деньги, что-то оставила себе, что-то заплатила полигону. Если это полигон современный – он стоит дорого, а свалка с одним бульдозеристом – дешево. Итак, все деньги, которые жители заплатили, разошлись, и ни у кого нет серьёзной ответственности.

Новая система обращения с отходами решила эту проблему. Теперь у регионального оператора есть гарантированный поток от населения – то есть, деньги не рассосутся по пути. И самое главное – у него есть обязательство сделать систему. Это обязательство прописано в документе, который называется «Территориальная схема обращения с отходами». Её принимает и утверждает правительство региона. И на основании этой схемы нанимается регоператор. Он видит, что ему нужно сделать, видит поток денег и участвует в конкурсе. Одновременно добавляются механизмы для того, чтобы регоператору было легче ее реализовать. Потому что с этим документом он идёт в банк, и банк, собственно, даёт ему кредит на то, чтобы эту схему реализовать.

Если брать регионы-пионеры, например, Московскую область, там поставлены чёткие требования по обращению с отходами. В Московской области должно захораниваться меньше половины. Это закон и задача для регоператоров. То есть, с вводом мощностей утилизирующих топливо, на всех объектах Московской области будут захораниваться 20-30%. И эти объекты уже сейчас работают. Через 2 года проблема в основном регионе, который генерирует большую часть мусора, решится. Потому что создана система, и все участники отрасли знают, как по ней работать. Поэтому я с большим оптимизмом смотрю в будущее. Следующий шаг – это уже экологическое образование населения.

По материалам: http://freeconomy.ru