Дышите. Не дышите?!

«Каждый вдыхает кислород, а выдохнуть норовит всякую гадость», – упрекал нас когда-то Аркадий Райкин. Люди за минувшие полвека изменились мало, а вот с качеством воздуха история более сложная.

В НИИ медицины труда имени академика Н.Ф. Измерова, отмечая постоянный рост заболеваемости офисных работников, главным фактором считают ухудшение качества воздуха в офисных помещениях. Проблема вызвана «неправильно организованной вентиляцией и недостаточным воздухообменом, напряжённой работой с компьютером, скученностью персонала в помещениях».

Это может удивить – при существовании множества норм по проектированию, построению и монтажам систем отопления, вентиляции и кондиционирования офисов и офисных зданий и по параметрам микроклимата: СНиПов, СП и стандартов организаций. Наконец, есть системы экологической сертификации. Казалось бы, их буквальное исполнение гарантирует высокий результат. Но…

директор Института междисциплинарной медицины, профессор Алексей Данилов

«В нормах и стандартах используется ПДК или диапазон величин. Рассчитаны они так, чтобы человек не умер или не заболел острым заболеванием. Однако и в пределах норм состояние воздушной среды не всегда благоприятно для здоровья и самочувствия», — комментирует директор Института междисциплинарной медицины, профессор Алексей Данилов. — Например, концентрация двуокиси углерода в уличных условиях составляет 350…450 ppm, а в помещениях 1000 ещё считается нормой, и даже 1500 допустимо. С формальной точки зрения, это безопасно: в том смысле, что человек из-за этого не падает без сознания. Но такое качество воздуха неблагоприятно скажется на иммунной системе, будут страдать когнитивные функции. В результате – повышение заболеваемости и снижение работоспособности».

Заместитель директора по устойчивому развитию НПТ «Климатика» Игорь Засядьвовк указывает на другую проблему: в документах и стандартах прописаны требования к воздуху, но не к оборудованию. Верификация вентоборудования отсутствует. В результате проверить соответствие характеристик в каталогах оборудования реальным не представляется возможным: контроль многих параметров – например, на наличие в воздухе вредных примесей – трудоёмкий и дорогостоящий.

Для оценки уровня вредного воздействия – физического, биологического, химического, радиационного – необходимо проводить комплекс непростых лабораторных проверок. Если при вводе здания в эксплуатацию они и проводятся, то позднее при перепланировках и ремонтах помещений, даже с использованием новых отделочных материалов, их не повторяют, так как это необязательно и недёшево.

Сложность ситуации ещё и в том, что проблемы с вентиляцией и вообще с микроклиматом в помещениях, пока все показатели как бы лежат в допустимых пределах, проявляются постепенно, исподволь. Вредное воздействие плохого воздуха незаметно и потому обманчиво. «Сейчас уже доказано, — говорит Данилов, — что загрязнение воздуха является фактором риска для возникновения сердечно-сосудистых заболеваний. Микрочастицы летучих соединений менее 2,5 микрон не пахнут, не видны, но они вмешиваются в стресс-регулирующую систему человека. Мозг воспринимает их как сигнальные молекулы, и они сбивают регуляцию артериального давления. И вот у молодого человека ни с того, ни с сего – гипертония. А это всё воздух».

Ещё не так давно главной угрозой со стороны систем вентиляции считались асбестоз и легионеллёз. С ними разобрались, но на их место явились новые напасти. Одна из них, как говорит Данилов, «немая эпидемия» или синдром хронической усталости: немного загадочное заболевание, в достоверность которого не верят ещё многие работодатели (хотя исследования показывают рост производительности труда на 25 процентов, когда обеспечен хороший микроклимат).

Дышите. Не дышите?!

Сейчас крепнет уверенность, что это заболевание связано с плесенью и грибками, которые могут распространяться через воздух. «Всё валят на синдром менеджера, синдром выгорания, психосоматические проблемы, психосоциальный стресс. Да, стресс вносит свой вклад, но реализуется он в первую очередь у тех, кто находится в помещении, где есть плесень и грибок.

Они живут в стенах и перекрытиях, за неверно наклеенными обоями, где нарушена влажность. Особенно это свойственно старым зданиям. Могут развиваться и жить там годами. Человек получает дозу микотоксинов, они оседают в носовой полости, и какое-то время всё протекает бессимптомно. . Но как только человек попадает в психосоциальный стресс – запускается заболевание !»

А Игорь Засядьвовк напомнил, что к офисным помещениям не применяются требования по загрязнённости болезнетворными бактериями. Хотя для многих это может показаться неожиданным, после всего только что сказанного.

У этой проблемы два аспекта, как считает Данилов. Первый – что ситуация не имеет острого характера. От угарного газа человек быстро умирает. Заражение кишечной инфекцией – например, сальмонелла – выявляется после пары анализов. Всё понятно и очевидно. Но от плохого воздуха человек не умирает немедленно. С ним как бы и не происходит ничего особенного.

Но через десять лет у него диабет. А ещё через пятнадцать – синдром Альцгеймера. Расплата наступает с задержкой. Второй недооценённый фактор плохого воздуха – ускоряется старение организма. Окислительные процессы обостряются. Мигрень здесь же. В США, где очень активно занялись этой темой, провели исследование в 100 учреждениях в 25 штатах. Обнаружили прямую корреляцию между температурой и влажностью воздуха и воздухообменом – и числом жалоб на головные боли у сотрудников.

Конечно, в идеале следовало бы выполнять все известные проектировщикам климатические требования к зданиям, включая и правильную ориентацию их с точки зрения инсоляции и розы ветров. Но в жизни соблюсти эти условия удаётся далеко не всегда. Большинство офисных помещений сейчас или строятся на старых площадках, или размещаются в реконструированных старых зданиях, которые никуда особо не повернёшь. Поэтому приходится уповать на исключительно инженерные решения.

В офисных, административных, общественных и подобных зданиях, говорит Засядьвовк, как правило, монтируется единая система вентиляции. При пуско-наладке она настраивается так, чтобы во всех помещениях был создан приток свежего воздуха, соответствующий требованиям заказчика.

Дышите. Не дышите?!

Попытка изменить настройки в одном из помещений может привести к разбалансировке всей системы. Перенастройка единой системы вентиляции дело тоже достаточно дорогое и продолжительное. При централизованной системе вентиляции достаточно сложно контролировать параметры влажности и углекислого газа в отдельных помещениях.

Однако редкое коммерческое здание эксплуатируется десятилетиями без перепланировок и изменений численности людей в помещениях. И хотя по усреднённым нормативам на бумаге всё может выглядеть хорошо, для поддержания оптимальных параметров воздуха в отдельных помещениях или нескольких помещениях предпочтительнее применять индивидуальные вентиляционные установки или хотя бы оборудование, корректирующее качество воздуха, поступающего из центральной системы, констатирует заместитель директора по устойчивому развитию «Климатики».

Может ли сильно помочь делу распространение концепции «зелёного офиса», да и иные зелёные архитектурные решения и сертификации? В зелёных зданиях, говорит Засядьвовк, обязательным требованием является возможность индивидуального управления как минимум одним из параметров (температура, влажность или скорость воздуха). Возможность регулирования сразу всех параметров не обязательна, а значит, и не делается.

Дышите. Не дышите?!

Алексей Данилов оценивает ситуацию осторожно. «Зелёные стандарты, — напоминает он, — исходно были нацелены на экономию ресурсов и энергии. Но постепенно стало приходить понимание, что экономия ресурсов не может быть целью жизни, если при этом страдает само качество жизни. И сегодня лозунг изменился на «From Green To Healthy». В зелёные стандарты стали вводиться медицинские параметры.

В последних версиях стандартов постулируется «человекоцентричный» (Human Centric) подход. Уже несколько лет идёт обсуждение архитектурных концепций «Human Centric Building»: что это такое и как их строить. А «зелёный офис» должен начинаться с тщательного мониторинга не только состава воздуха, температуры и влажности, но и других важных для комфорта параметров: электромагнитного фона, вибраций, шума.

Обязательными являются также и регулярные обследования состояния внутренней среды в помещении, такие, как проводит Институт междисциплинарной медицины. Иначе сотрудники будут ходить к лору или к пульмонологу годами, пить лекарства, тратить время и деньги, а эффекта не будет.

Распространённый ответ в виде покупка простейшего кондиционера, предупреждает он, есть самообман. Использование кондиционера предполагает его регулярную очистку. Если этого не делать кондиционер будет только разгонять микробы по помещению. Лучше уж просто периодически открывать для проветривания окна. Даже на проспекте Мира.

Хотя вот, заключает Алексей Данилов, на Садовом кольце он бы этого делать не стал… Проблема всё ещё ждёт решения.

По материалам: https://green-city.su